GECONT.RU

география, экономика, достопримечательности

Чтобы остановить изменение климата, необходимо покончить с капитализмом. Хватит ли у нас мужества решиться на это?

Незначительных политических изменений будет недостаточно, мы должны бросить на это все силы, целиком переосмыслив наше отношение к собственности, работе и капиталу.

«Необходимость поддерживать машину капитализма в хорошо отлаженном состоянии имеет приоритет даже на фоне пожаров, наводнений и ураганов». Фотограф: Пожарно-спасательная служба Нового Южного Уэльса/AFP/Getty Images

Активистская деятельность, направленная на борьбу с изменением климата, все чаще становится прерогативой молодежи, о чем свидетельствует пример 16-летней Греты Тунберг. Грета является неофициальным лицом протестов школьников в поддержку движения по защите планеты от изменений климата, в ходе которых тысячи учащихся вышли из школ на улицы, требуя, чтобы поколение их родителей взяло на себя ответственность за то, что оно сделало с планетой, на которой предстоит жить их детям. Для сравнения, правящая политическая элита все больше и больше препятствует наступлению перемен. За последние несколько лет последствия глобального потепления перешли от чисто теоретических и предсказуемых к наблюдаемым в реальности, но при этом никто не торопится решать связанные с ними проблемы. Необходимость поддерживать машину капитализма в хорошо отлаженном состоянии имеет приоритет даже на фоне пожаров, наводнений и ураганов.

Современные дети с ростом их политической осведомленности будут настроены гораздо радикальнее, чем их родители, просто потому, что у них не останется другого выбора. Этот неожиданный радикализм уже застал людей врасплох. Термин «Новый Зеленый Курс» (Green New Deal, GND), который в настоящее время в основном ассоциируется с 29-летней представительницей США Александрией Окасио-Кортез, вызвал бурную реакцию со стороны приверженцев идеи «свободного рынка», именующих этот курс «троянским конем», попыткой марксистов «оседлать» климатическое законодательство.

Критика кажется нелепой. Отчасти потому, что курс GND далек от по-настоящему радикального направления и уже представляет собой компромиссное решение, но главным образом потому, что радикальная экономика — это не скрытый пункт, а ключевая особенность. Изменение климата является результатом деятельности нашей нынешней экономической и промышленной системы. Предложения в духе GND сочетают радикальные изменения в экологической политике с более глубокими социалистическими реформами, так как для поддержания глобальной температуры ниже «абсолютно катастрофических» значений потребуется фундаментальная перестройка всей политической и социальной системы на структурном уровне в масштабах, несовместимых с сохранением статус-кво.

На текущий момент мы можем лишь ценой огромных усилий сдерживать рост глобального потепления выше отметки 1,5°C. Это «плохая, но контролируемая» позиция. Если эти усилия не приложить, рост мировой температуры преодолеет важные экологические барьеры, что приведет к разрушению экосистемы, серьезному повышению кислотности океана, массовому опустыниванию и затоплению прибрежных городов до состояния непригодности для жизни.

Мы будем просто обязаны бросить все силы на предотвращение подобных последствий. Незначительных политических изменений вроде введения налога на выбросы углекислого газов явно недостаточно. Нам следует кардинально пересмотреть наше отношение к собственности, работе и капиталу. Влияние радикальной перестройки индустриальной экономики требует столь же значительных изменений в социальном государственном устройстве. Базовый доход, крупномасштабные государственные программы — все подобные инициативы должны активно обсуждаться, чтобы не допустить резкого роста голода и нищеты в глобальном масштабе в результате грядущих потрясений в системе. Если мыслить еще радикальнее, нам, возможно, стоит перестать рассматривать систему социального обеспечения в качестве инструмента для дисциплинирования представителей низших слоев общества, предположительно ничем не занятых. Существующая система должна быть реформирована с более гуманной позиции относительно безработицы, бедности и миграции.

К сожалению, для наших детей, люди, которых они должны убедить во всем этом, очень хорошо научились извлекать выгоду из этой системы и сильно заинтересованы в том, чтобы отрицать, насколько плохо обстоят дела. Джок Шаувлеге, бельгийский министр охраны окружающей среды, уже была вынуждена уйти в отставку после ложного заявления о том, что, согласно информации, полученной ей от бельгийских служб государственной безопасности, за демонстрации в Бельгии стоят «серые кардиналы».

Этот заговор элиты и заявления о том, что массовое движение не может зародиться само по себе и должно так или иначе управляться посредниками-провокаторами, — лишь один из инструментов в арсенале сильных мира сего, в рамках которого они прибегают к своего рода политическому газлайтингу (психологической манипуляции) в попытке сохранить свою власть.

Газлайтинг – это термин, который я бы не стал использовать без основания, так как он описывает подлинную форму эмоционального насилия, когда обидчик будет отрицать реальность, пытаясь заставить свою жертву буквально усомниться в своем собственном здравомыслии, поэтому к данному термину нужно прибегать лишь в крайних случаях, чтобы не смягчать его значения. И все же мне трудно придумать другое слово, которое бы адекватно характеризовало тот способ, которым «разумные» взрослые заостряют внимание на своей тактике создания политической реальности, которая не имеет никакого отношения к окружающему нас миру. При этом вспоминается уже не Карл, а Граучо Маркс, известный комик и автор высказывания: «Кому вы поверите? Серьезным политическим деятелям или своим собственным лживым глазам?».

Видео со встречи сенатора США Дайан Файнштейн со школьниками, во время которой последние попросили сенатора о том, чтобы она проголосовала в сенате за инициативу GDN, стало вирусным из-за снисходительного тона, с которым Файнштейн общалась со школьниками, по сути, попросившими ее оставить им после себя пригодную для жизни планету. «Я занимаюсь этим уже 30 лет, — заявила она. — И знаю, что делаю». Очевидно, на это хочется ответить, что 30 лет вредительства — это действительно много. Но длительное, безрезультатное пребывание в должности и полезный опыт довольно разные вещи.

Изменения климата — горькая пилюля для политиков, крепко сидящих на своих теплых местах. Становится все более очевидным, что все их тактики не привели ни к чему, кроме траты времени, но, тем не менее, они настаивают на том, что это молодые люди ничего не понимают и что все не так просто. Они олицетворяют известную карикатуру, опубликованную в журнале New Yorker, на которой человек в костюме сидит на фоне постапокалиптического пейзажа и говорит своим юным слушателям: «Да, планете конец. Зато акционеры на этом солидно заработали».

Такова реальность, противостоящая личным интересам сильных мира сего. Любая осмысленная политика должна идти вразрез с интересами правящего класса и их политических инвесторов. Любая политика, которая этого не делает, будет бесполезна. Притворяться, что на этом пути мы сможем добиться компромисса, ожидая чудодейственного технологического решения, способного сдерживать глобальное потепление при минимальных затратах, — нечто за гранью самого дремучего невежества. Это уже вопрос нравственности.

Многим из сегодняшних участников акций протеста по вопросам климата не будет даже 30 лет к тому времени, когда в 2030 году выйдет срок решать проблему с глобальным потеплением на 1,5° C. Они задают нам простой вопрос: неужели сохранение нашей репутации важнее их будущего? Каков будет наш ответ?

• Фил МакДафф пишет об экономике и социальной политике

Данный материал подготовлен агентством бюро переводов «Прима Виста» https://www.primavista.ru/

Источник - Бюро переводов «Прима Виста»

www.gecont.ru - 23.01.2020 12:10

Все пресс-релизы